История одеколона началась три века назад - ему исполняется 310 лет. Среди поклонников одеколона на протяжении веков были композиторы Моцарт и Бетховен, британский премьер-министр Бенджамин Дизраэли, писатели Марк Твен и Оскар Уайльд, индийский премьер-министр Индира Ганди и актрисы Марлен Дитрих и Роми Шнайдер. Диана, принцесса Уэльская, наслаждалась легендой парфюмерии, и регулярно доставлялись к ней домой в Лондон.

 

Johann_Maria_Farina-avtor-pervogo-odekolona-kartina

Живая вода: история одеколона

О создании одеколона есть несколько версий. Согласно одной из них в 1730 году британец Джан Феминиас Флорис заказал создание ароматной жидкости братьям-итальянцам Фарина и продавал ее в своей лавке Floris на аристократичной Джермин-стрит. Более полувека спустя будущий король Англии Георг IV присудил ей Royal Warrant — королевский ордер, дающий право на обслуживание династии Виндзоров. Магазин, кстати, существует по сей день на том же самом месте.

 

Правдоподобнее звучит другая история. В ней рассказывается о неком итальянце Джованни Марии Фарина. В 1709 году он переехал в Кельн и открыл первую в мире парфюмерную мануфактуру Farina Gegenüber, в стенах которой первые смешал масла апельсина, лимона, мандарина, грейпфрута, бергамота (еще четыре года их выдавливали вручную из кожуры) с нероли и кедром. Несмотря на то, что самому Джованни (Иоганну на немецкий манер) аромат напомнил весеннее итальянское утро, он назвал джус Königswasser («Кельнская вода») и занялся рекламой своего творения не только в кругу местных, но и в среди заезжих купцов.

 muzej-odekolona-v-gorode-kjol'ne-zdes'-rodilsja-odekolon-kartina

Музей Иоганна Марии Фарины В Кёльне

Сегодня многовековую историю кельнской воды продолжает потомок и полный теска изобретателя культа, Иоганн Мария Фарина. Дом-музей стоит в Кельне напротив городской ратуши.

Экскурсию проводит гид, играющий роль Фарины в костюме в стиле рококо. Здесь рассказывают историю одеколона, раскрывают секреты получения экстрактов, показывают невероятное количество подделок и коллекцию оригинальных флаконов от античности до современности. Спустившись в подвал, можно увидеть копию аппарата для дистилляции, которую использовал Иоган-старший. И, конечно, мало кто удержится от покупки почти той самой «Кельнской воды».

Но лучше любой PR-кампании распространению и продажам «Кельнской воды» подсобила глобальная Семилетняя война, в которой прусско-французское соперничество пришлось на 1757 год. Попробовав новинку, незваные гости заметили, что Eau de Cologne («Кельнская вода» или «о де колонь» по-французски) дезинфицирует раны и перебивает запах солдатского пота.

 

Французы вернулись домой с поражением и флаконами благоухающей смеси. Слабое развитие культуры гигиены обеспечило Фарине солидные продажи, ведь даже Людовик XV не плескался в ванне, считая достаточным обтирания влажным полотенцем. Одеколон стал не столько модным атрибутом, сколько необходимостью. Конечно, позволить себе его могли только «сливки». Король Фридрих II преподнес Eau de Cologne Екатерине II, поклонником «воды» был Александр I. Правда, сам создатель маст-хэва до этого момента не дожил.

Кстати, Екатерина Великая попала в этот список не случайно. Деление ароматов по половому признаку появится еще не скоро. Даже спустя почти столетие Маргарет Митчелл напишет в своем романе «Унесенные ветром»: «Она (Скарлетт О’Хара — прим. авт.) подобрала юбки, усадила Фрэнка рядом и принялась небрежно обмахиваться платочком, чтобы легкий запах одеколона долетал до него. Она гордилась тем, что от нее пахнет одеколоном, ибо ни одна другая женщина в зале не была надушена, и Фрэнк это заметил. Внезапно осмелев, он шепнул ей, что она такая румяная, такая душистая — ну прямо роза».

 napoleon-bonapart-kartina

Но главным фанатом одеколона считается Наполеон I. Правда, по слухам он предпочитал творение не Фарины, а Мюльхенса, основавшего в 1790-м компанию 4711 Cologne. Так или иначе, для Бонапарта флаконы выдували в фор¬ме валика, чтобы было удобно положить за отворот сапога. Император не только душился одеколоном, но наливал его в ванну (Наполеон был чистоплотнее Людовика XV), полоскал им горло, добавлял в чай, считая, что это полезно для мозга. К тому же из-за скромной концентрации ароматических веществ (от 2 до 4%) одеколон быстро улетучивался с кожи. Не удивительно, что у Наполеона уходило, по крайней мере, две бутылки в день.

 flakon-pervogo-odekolona-v-original'nom-ispolnenii-kartina

Полководец французской армии не расставался с кельнской водой и во время Отечественной войны 1812 года. Так одеколон попал в Россию. В конце XIX века «Новая заря» даже выпускала «Тройной о-де-колонъ» с портретом Бонапарта. Название отражает простую композицию из трех эфирных масел: бергамота, лимона и нероли (сейчас в его состав так же входят лаванда, мята, кориандр, мускатный орех, амбра и мускус).

 odekolon-shipr-kartina

В 1917 году в производстве появился еще один одеколон «Шипр» с ароматом дуба и елового мха. Казалось, «брутальный» запах стал воплощением настроений, царивших в России в те годы. По всей стране как грибы после дождя появлялись конторы, занимавшиеся производством одеколона. Вторая волна популярности, связанная с этим бизнесом, наступила в 80-х годах. Тогда на рынок вошли такие бренды как «Саша» и «Александр третий».

 

Успех одеколона продолжался до конца XIX века, пока не стало возможным получение синтетических материалов. Это позволило значительно разнообразить формулы и удешевить производство духов. Бывший атрибут роскоши утратил ауру уникальности и престиж¬ности. Ее попытался вернуть основатель Дома Guerlain Пьер-Франсуа-Паскаль Герлен, создав в 1853 году для супруги Наполеона III императрицы Евгении с нотами цитрусов, вербены, лаванды, кедра и бобов тонка.

Попытка удалась, но слава пришла к позже (одеколоны проиграли Fougere Royale от Houbigant и Jicky того же Guerlain, а потом и вовсе наступил новый век с новыми идеалами). Обновленная версия Eau De Cologne Imperiale входит в современную коллекцию Les Eaux. Значит, одеколоны вновь популярны и, к счастью, не только королевских семей.